Впрочем этот натурализм столь убедителен лишь благодаря поразительной яркости которую придает персонажам актерская игра — нарочито причудливая исступленная словно гонимая тайной одержимостью режиссера.